Как борьба с грязными деньгами заставляет банки охотиться за людьми

486
Flickr - Linh Do

В течение десятилетий упор на технологии и автоматизацию означал для работников одну вещь: меньше рабочих мест. Но по крайней мере в одном быстрорастущем сегменте финансовой индустрии все происходит с точности до наоборот: банки по всей Европе пытаются занять вакансии в подразделениях, использующих технологии для борьбы с отмыванием денег.

После череды скандалов и штрафов, размер которых с 2012-го превысил 20 млрд долларов, кредиторы стали активно использовать возможности искусственного интеллекта и машинного обучения, чтобы выискивать злоумышленников, скрывающих происхождение незаконно полученных денежных средств. Но эти технологии собирают столько данных, что банки вынуждены нанимать легионы работников, чтобы разобраться во всем и отделить негодяев от добросовестных клиентов, пишет Bloomberg.

По данным Boston Consulting Group (BCG), сегодня сотрудники, занимающиеся комплаенсом и отслеживанием финансовых преступлений, составляют около 3% от среднего числа сотрудников банков в США и Европе — вдвое больше, чем в 2013 году.

Сейчас большинство кредитных организаций тщательно оценивают бизнес-клиентов ежегодно, а не каждые три-пять лет, как это происходило несколько лет назад, а ежегодные расходы крупных банков на антиотмывочные операции превышают 300 млн долларов в год, утверждает BCG.

По оценкам инвестиционного банка Mediobanca SpA, в течение следующих двух лет европейские финансовые дома должны будут нанять 10 000 человек, но тут проблема: кадров с необходимой квалификацией намного меньше, чем нужно.

При низких процентных ставках и не выдающейся прибыли из-за слабости региональных экономик увеличение соответствующих расходов дается банкам непросто, но у них не так уж много выбора.

В январе вступят в силу новые, более жесткие антиотмывочные правила Европейского Союза, которые расширят спектр видов деятельности, требующих внимательного изучения. Один только Danske Bank AS, который заявляет, что его эстонское подразделение пропустило подозрительные операции на сумму до 220 млрд. долларов, нуждается в 600 сотрудниках, чтобы укомплектовать  отделы, ответственные за комплаенс и борьбу с финансовыми преступлениями.

Нидерландский финансовый конгломерат ING Groep NV, заплативший в 2018 году штраф в размере 775 млн евро, во втором квартале этого года создал 500 рабочих мест для мониторинга подозрительных операций — на 20% больше, чем было. За последние три года крупнейший кредитор Франции, BNP Paribas SA, увеличил число сотрудников, ответственных за комплаенс и борьбу с финансовыми преступлениями, на 40%, до 4200.

Некоторые кредитные организации размещают соответствующие низкоуровневые рабочие места в Восточной Европе. Другие проводят «свидания», на которых отвечающие за комплаенс руководители, встречаются с потенциальными сотрудниками, стремясь придать свежести той части финансовой индустрии, которая долгое время воспринималась как унылый пруд с застоявшейся водой.

Группа Rabobank, которая согласилась выплатить 369 млн. долларов для прекращения расследования в США отмывания денег для мексиканских наркокартелей, открыла в Нидерландах 21 центр слежения за соблюдением нормативных требований, чтобы привлечь работников, не желающих переезжать в более крупные города. Испытывающий сложности Deutsche Bank планирует сократить к 2022 году 18 000 рабочих мест, но пообещал, что не «пойдет на какие-либо жертвы» в борьбе с преступностью, и рассчитывает в течение следующих трех лет потратить 4 млрд евро, чтобы расширить свои возможности для проверки благонадежности клиентов.

По данным HR-компании Korn Ferry, по всей Европе заработная плата сотрудников, ответственных за комплаенс, выросла на 20% с 2016 года, то есть намного быстрее, чем в остальных сегментах банковского бизнеса.

Без программного обеспечения банки не имели бы никакого шанса выполнить антиотмывочные требования. Но тут проблема: программы могут  затопить их тысячами ложных срабатываний. Избежать этого можно с помощью ослабления алгоритмов, но это тоже не выход: повышается шанс, что кто-то из плохих парней избежит внимания. Тем более, что преступники постоянно придумывают способы скрыть происхождение своих денежных средств, часто используя сложные сети оффшорных компаний или быстро перемещая деньги по всему миру, используя цифровые переводы и криптовалюты. Компьютеры могут обнаружить подозрительную активность, но обычно они недостаточно умны, чтобы точно распознать, что происходит с клиентом или транзакцией.

Вот почему банкам нужны такие люди, как Каролин Аль-Саббаг, пишет Bloomberg. 29-летнего аналитика в прошлом году  нанял комплаенс-центр Rabobank в Зейсте, городе с населением 63 000 человек в 45 минутах езды к югу от Амстердама на машине. Недавно она получила уведомление о том, что клиент с крупным портфелем недвижимости сделал серию денежных вкладов на сумму свыше 10000 евро, а источник этих средств был неясен. После быстрого поиска в Google Аль-Саббаг обнаружила, что полиция в одном из владений клиента нашла незаконную плантацию марихуаны. Она позвонила бухгалтеру клиента, который объяснил, что тот владеет рестораном (это подтвердилось в Торговой палате Нидерландов) и что эти деньги были законным доходом оттуда. Свои наблюдения Аль-Саббаг передала начальнику, который решит, следует ли сообщать о подозрительной деятельности в полицию.

«Люди не всегда счастливы, что мы их тщательно изучаем, но после череды скандалов с грязными деньгами они начинают лучше нас понимать», — цитирует ее агентство.

Тем не менее, просто найм новых работников не решает проблемы, говорит Чарльз Делингпол, главный исполнительный директор лондонского стартапа ComplyAdvantage, предоставляющего программное обеспечение по борьбе с отмыванием денег более чем 400 клиентам, включая британское подразделение Banco Santander и принадлежащий Visa процессор платежей Earthport. Кредиторов просят внимательно следить за счетами, даже несмотря на то, что приложения позволяют клиентам делать все — от торговли валютой до получения ипотечных кредитов — всего лишь несколькими нажатиями на своем смартфоне. Но каждый раз, когда банк останавливает транзакцию или берется за углубленное изучение клиента, бизнес может уйти в другое место.

Делингпол говорит, что достижение баланса между риском потерять клиента и риском пропустить незаконные действия – сложная задача, которая требует нового мышления в целом,  а не только программного обеспечения и дополнительных кадров. «Гораздо проще попытаться закрыть проблему телами, чем перенастроить саму финансовую инфраструктуру, — считает он. — Но те, кто занимаются отмыванием денег, мыслят и действуют чрезвычайно инновационно, а диапазон нормативных требований и суровость наказаний за нарушения этих требований продолжают расти».