От «ковида» до потопа: что угрожает будущим пенсионерам

827
Flickr - Thomas8047

COVID-19 является угрозой не только для общественного здоровья: рост безработицы, сокращение отчислений в пенсионные фонды, борьба государств с кризисом – все это может проявиться через много лет в виде «недонакопленного» дохода или слишком высоких расходов для вышедших на покой людей. И этим риски для них не ограничиваются.

«В условиях, когда мир сталкивается с неотложными проблемами, вызванными пандемией коронавируса, лесными пожарами и другими стихийными бедствиями, вызванными изменением климатических условий, а также повышенным беспокойством общества в связи с вопросами социальной справедливости и неравенства доходов, безопасность пенсионных накоплений, вероятно не будет в числе главных тем 2020 года.

Однако, кризисы, которые мы переживаем сегодня, будут иметь долгосрочные последствия для глобального пенсионного обеспечения, и их влияние, вероятно, будет ощущаться на протяжении десятилетий».

Так во введении к Глобальному пенсионному индексу (Global Retirement Index) пишет генеральный директор компании по управлению активами Natixis Investment Managers Жан Раби.

Авторы выделяют несколько основных рисков для нынешних и будущих пенсионеров по всему миру. В частности, рецессия, с которой мир столкнулся в 2020 году.

Как признают в Natixis Investment Managers (Natixis IM), еще в 2019 году были сомнения насчет роста в 2020-м, но едва ли кто-то мог вообразить, что глобальная экономика окажется в худшей рецессии как минимум со Второй мировой войны. Чтобы показать масштаб изменений, авторы напоминают, что, по оценке МВФ, мировая экономика в 2020-м сократится на 3%, что приведет к потере примерно 9 трлн долларов (это больше, чем экономики Германии и Японии вместе взятые).

«И пузырь доткомов в 2001 году, и мировой финансовый кризис 2008–2009 гг. сильно ударили по пенсионерам. Но скорость и масштабы пандемической рецессии делают ее особенно сложным вызовом для планирующих выйти на покой», – говорится в исследовании.

Меньше отчисляем, чаще забираем

В частности, в компании отмечают, что «даже краткосрочные препятствия пенсионным сбережениям могут перерасти в долгосрочную проблему. Высокий уровень безработицы означает резкое сокращение отчислений в пенсионные планы и налогов, которые идут на государственные пенсии».

Собственно, именно это и происходило в мире во втором квартале 2020-го, когда многие экономики практически остановились для предотвращения распространения коронавируса в обществе (и, возможно, снова столкнутся с ограничениями, поскольку вторая волна COVID-19 в мире, похоже, только набирает силу). О скорости изменений можно кое-что понять, посмотрев на статистику США: в феврале, по данным Pew Foundation, 6,2 млн безработных, в мае – уже 20,5 млн.

Но помимо этих двух понятных рисков во время нынешнего кризиса появился еще один. Как поясняют в Natixis IM, пытаясь в срочном порядке положение оставшегося без работы и/или доходов населения, многие развитые страны смягчили правила для досрочного изъятия пенсионных сбережений. 14 стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) изменили соответствующее регулирование, и уже миллионы людей по всему миру запустили руку в свои накопления. Тем самым ослабляя свое будущее финансовое положение, ведь деньги, изъятые для текущего потребления сегодня, не могут быть приумножены завтра.

Низкие ставки, высокий госдолг

Еще одним источником потенциальных проблем являются сверх-низкие процентные ставки. Собственно, во время кризиса снижение ставки является популярным инструментом для центробанков по взбадриванию экономики. Но в данном случае ситуация осложняется тем, что, как пишет Natixis IM, ставки более десяти лет и так находились на рекордно низком уровне, а сейчас их режут еще больше, заходя в отрицательную зону.

В этой ситуации управляющим пенсионными фондами крайне сложно обеспечивать доходность, а возможности вложений в более доходные и при этом в более рискованные активы ограничены на уровне законодательства. Соответственно, самим пенсионерам также сложно получать пассивный доход через депозиты и пр.

Увеличение госдолга – еще одна возможная проблема. Как отмечают авторы доклада, реагируя на COVID-19, государства выделили триллионы на различные виды поддержки частных лиц и предприятий. В краткосрочной перспективе эти траты были абсолютно необходимы (ведь многие отрасли остановились вообще, а люди лишились привычного дохода), но в долгосрочной перспективе странам придется балансировать между текущими и понятными обывателю нуждами (здравоохранение, оборона, образование и др) и необходимостью сокращать или хотя бы обслуживать выросший госдолг. Тем более, что очень многие страны из предыдущего кризиса вышли с разросшимся государственным долгом.

«Новые рекордные уровни долга сегодня не обязательно представляют собой значительный риск. Процентные ставки низкие и будут оставаться такими еще долгое время. В результате затраты на обслуживание долга низкие, намного ниже, чем они были во время долгового кризиса в евро, начавшегося в 2009 году. Однако в долгосрочной перспективе государственный долг может стать более серьезной проблемой. Те же низкие процентные ставки, которые позволяют справляться с госдолгом сейчас, могут подтолкнуть политиков к дальнейшему увеличению расходов, поскольку они стремятся финансировать будущие инициативы, что еще больше увеличит уровень долга и давление на пенсии», – прогнозируют в Natixis IM.

Сколько стоит погода

Есть еще как минимум один серьезный риск, который редко обсуждается в контексте пенсий, но он, по мнению авторов доклада, вполне реален: изменения климата.

Вообще опыт COVID-19 показывает, насколько уязвимы пожилые люди: все указывает на то, что после 60 лет вероятность тяжелого протекания болезни намного выше, чем даже в 50 лет. Но пожилые особо восприимчивы не только к коронавирусу, но и рискам для здоровья, связанным с состоянием окружающей среды и, в частности, с качеством воздуха.

Natixis IM упоминает прогнозы, согласно которым глобальные расходы на здравоохранение, связанные с загрязнением воздуха, вырастут с 21 млрд в 2015 году до 176 млрд долларов в 2060 году.

Окружающая среда влияет не только на здоровье, но и создает дополнительные финансовые риски для их активов и экономики в целом. Ураганы, лесные пожары, наводнения, метели и пр несут реальные разрушения и требуют от пенсионеров (как и от всех остальных) или прямых расходов на восстановление имущества или больших расходов на страховку.

Natixis IM приводит данные американского Национального управления океанических и атмосферных исследований: за последние 40 лет произошло 273 связанных с погодой катастроф, которые нанесли ущерб в размере 1 млрд долларов и выше. То есть в среднем за год – менее семи таких событий. Но за один только 2018-й их было 14. Немецкая страховая компания Munich Re сообщает, что связанные с климатом стихийные бедствия в 2019 году привели к ущербу в размере 150 млрд долларов. Лишь треть этой суммы была застрахована.

Помимо вопросов страхования, существуют и другие риски, связанные с климатом, которые могут повлиять на благосостояние пенсионеров. Например, климатические явления могут ухудшить глобальное снабжение продовольствием, что приведет к увеличению соответствующей статьи расходов – при том, что доход на пенсии обычно ниже, чем во время трудовой жизни.

Также часть людей, очевидно, столкнется, что их жилье (а чаще всего это главный актив домохозяйства) находится в зоне затопления или в районах, подверженных лесным пожарам и другим опасностям (и возможно эти зоны подобрались ближе из-за изменения климата) и потому дешевеет в качестве объекта продажи. И в то же время его обслуживание может подорожать – из-за растущей стоимости страховки и или увеличения текущих затрат, связанных с климатом.

«Климат и окружающая среда могут не быть главными темами для многих с точки зрения благополучия на пенсии, но они могут представлять значительный риск для здоровья и финансового благополучия пенсионеров», – прогнозирует Natixis IM.