Лондон начал охоту на необъяснимо богатых иностранцев. Есть первая жертва

1132

У объявленной в 2018 году охоты на иностранцев, живущих в Британии и ведущих необъяснимо роскошный образ жизни, появился первый зримый результат. Высокий суд Лондона отклонил апелляцию Замиры Гаджиевой – жены бывшего главы Международного банка Азербайжана Джахангира Гаджиева. Теперь ей придется доказать Национальному агентству по борьбе с преступностью Великобритании (NCA), откуда у нее взялись миллионы на покупку британской недвижимости.

Как поясняет русская служба BBC, британцев давно возмущает, что Лондон часто оказывается убежищем для людей с капиталами неясного или просто сомнительного происхождения. Несколько лет назад власти наделили правоохранительные органы новым инструментом – специальным ордером: кому его вручили, тот должен доказать, откуда у него взялись деньги для приобретения конкретных активов (речь идет о суммах от 50 фунтов стерлингов).

И вот, похоже, он наконец заработал. Одним из получателей такого ордера стала Замира Гаджиева – жена бывшего главы государственного Международного банка Азербайжана Джахангира Гаджиева (он осужден на родине за незаконные операции и причинение ущерба банку, при том, что само дело, фигурантом которого он стал, вероятно, имеет политическую подоплёку). Гаджиева дважды оспаривала ордер, но проиграла и теперь обязана в течение семи дней доказать происхождение средств. Предположительно, немалых.

Би-би-си отмечает, что отсутствие дохода не мешало Гаджиевой жить на широкую ногу: один только дом супругов в районе Лондона Найтсбридж в свое время был куплен за 11,5 млн фунтов стерлингов. Помимо этого у Гаджиевой есть частный самолет, а ее миллионные траты дают новостные поводы для публикаций в СМИ.

Впрочем, Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании на данный момент интересует только недвижимость семьи.

Если Гаджиева не предоставит доказательства, что средства на ее покупку были получены легально, недвижимость конфискуют, продадут, а вырученные средства зачислят в британскую казну.

Если она покажет законный источник, NCA в течение 60 дней должно изучить полученную информацию и принять решение: закрывать дело или все-таки добиваться конфискации.

Телерадиовещательная корпорация отмечает, что даже при плохом раскладе владельцы «необоснованного богатства» понесут лишь материальный ущерб, а не уголовное наказание, так как покупка активов на непонятные доходы, не делает их виновными. Дело Гаджиевой, как и те, что последуют за ним, – это гражданское производство, а не уголовное преследование. Однако если власти посчитают, что человек, получивший ордер, в процессе исполнения предписания пытался их обмануть, уголовное дело все-таки может начаться. И закончиться штрафом и двумя годами тюрьмы.

Мы рекомендуем подписаться на наши каналы в Фейсбуке и Telegram.