Магнит для «железа»: какой бизнес притягивают страны Балтии

269
Flickr - Tebo Steele

Портрет компаний, переезжающих из России, Украины, Беларуси в страны Балтии, в частности, в Латвию, меняется, делятся наблюдениями основатели агентства по релокации и развитию технологических проектов Fenetico Ольга Серкевич и Ольга Беляева. ИТ-компании реже мигрируют в полном составе, но чаще на переезд решаются команды, чей продукт состоит не только из «софта», но и «железа». И в этих изменениях они видят очень понятную логику.

COVID-19 весной 2020-го в буквальном смысле слова отрезал Евросоюза от остального мира. Закрылись внешние границы (в какой-то момент и внутренние тоже), остановилось пассажирское сообщения, посольства перестали выдавать визы. Все это сильно осложнило жизнь тем компаниям, которые собирались перебраться из СНГ в Европу, но не успели это сделать до пандемии, заставило коммерсантов на ходу перестраивать бизнес-процессы и пересматривать планы.

И, похоже, это сильно изменило профиль переезжающих предприятий (по крайней мере, малых и средних и находящихся на ранней стадии развития).

«Если раньше в Латвию, в балтийский регион, в Европу переезжали в основном «софтовые» компании – причем в полном составе, то сейчас предприятия такого профиля действуют более избирательно. Сейчас за границей могут находиться основатели, продажи и маркетинг. То есть те подразделения, которые должны быть ближе к клиенту, общаться с с ними и выводить продукт на международный рынок. А те, кто непосредственно делают этот программный продукт, они уже научились работать в удаленном режиме», – рассказывает соучредитель Fenetico Ольга Беляева.

Она отмечает, что массовый перевод разработчиков на «удаленку» на самом деле начался по крайней мере год назад, а пандемия коронавируса ускорила этот процесс.

По ее словам, разрабатывающие чисто программные продукты компании убедились, что в общем случае проще внедрить технологии для удаленного управления команды и проверки ее эффективности, чем перевозить весь офис в другую страну. Тем более, что не каждый специалист захочет менять место жительства, жертвуя социальными связями, а работа в удаленном режиме позволяет предпринимателям расширять географию найма и привлекать хороших специалистов, которые не находятся и никогда не окажутся в стране, где зарегистрирована компания.

«В ИТ границы действительно стерлись. COVID-19 просто наглядно показал, что для глобализации нет барьеров. Сейчас, например, мы работаем с командами, которые находятся в Латинской Америке и на Кубе. Замечательные специалисты, которые поддерживают различные «софтовые» проекты через менеджеров, находящихся в странах Балтии», – подтверждает это наблюдение ее компаньон Ольга Серкевич.

Но в Fenetico отмечают новую тенденцию: растет число запросов на релокацию в страны Балтии и, в частности, в Латвию молодых команд из стран СНГ, чей продукт сочетает программную и «железную» часть.

«В данном случае мы говорим в основном о переезжающих сюда стартапах, когда есть разработанный на бумаге продукт, может быть, прототип. Запускается сначала небольшое производство, и оно растет по мере поиска рынка сбыта и инвестиций. Из Латвии постоянно идет поиск инвестиций. Отсюда проще контактировать с инвестиционными фондами, частными инвесторами. И так оно все развивается. То есть нельзя сказать, что сюда переезжают производства прямо с целыми линиями – это в основном все начинается с нуля.
На старте у них обычно до десяти человек. Но потом эти компании довольно быстро растут», – делится наблюдениями за тенденциями релокации бизнеса в Латвию и страны Балтии Ольга Беляева.

Интерес молодых технологических компаний с физическим продуктом к переезду в этот регион объясняется тем, что он помогает решить целый ряд проблем. Например, таможенно-логистическую. При ввозе готового продукта в ЕС надо платить таможенные пошлины, но если продукт делается, например, в Латвии, они отсутствуют, и продукт можно в общем случае без лишних барьеров продавать на всем рынке Евросоюза. Тем более, что бизнес-среда стран Балтии и Восточной Европы достаточно разнообразна, чтобы в пределах региона «собрать» цепочки поставок очень разных конфигураций.

«У нас в регионе есть компании, которые собирают микроплаты – несколько заводов только в Латвии и странах Балтии. Поскольку практически в каждом технологичном продукте они есть, это уже хорошо. Потом нужен кто-то, кто сделает корпус, и скорее всего такой поставщик найдется тут же в регионе или в Восточной и Центральной Европе. Скажем, производитель пластика сидит в Венгрии, платы делают в Латвии или Эстонии, программную часть делают, допустим, в Азии, и все это собирают, опять же, в Латвии, кладут в коробку и отправляют в Германии. Конфигурация может быть какая угодно.

Вот в Латвии есть несколько компаний по производству UAV, дронов: Atlas Aerospace, UAV Factory, Aerones и сейчас на рынок входит еще один большой игрок Fixar из России. И это неслучайная случайность, почему в небольшой стране оказалось несколько компаний, которые производят продукт, определенный на определенный сегмент клиентов. Находясь здесь, можно эффективно выстраивать различные цепочки», – говорит О. Серкевич.

Также зарегистрированные в Евросоюзе компании могут претендовать на софинансирование еврофондов, которое нередко предоставляется в виде грантов и пользоваться бонусами, которые на национальном уровне стартапам и технологическим компаниям предлагает практически любая страна ЕС.

«В частности, в Латвии просто рай для стартапов. У нас есть уже неплохо налаженная государственная поддержка, процесс получения необходимого для этого статуса стартапа довольно прозрачный. С приходом нового директора Латвийского агентства инвестиций и развития этот процесс, по-моему, развивается с каждым днем. В принципе, если есть ИТ-компания или компания с «железным» продуктом со своим ноу-хау, которая хочет продавать его на европейском рынке, Латвия — одна из первых стран, на которые я бы смотрела в качестве базы для развития в Евросоюзе», – заключила Ольга Серкевич.