Мешает ли бизнесу борьба за экологию? В ОЭСР, похоже, нашли ответ

168
Flickr - KuniakilGARASHI

Аналитики ОЭСР оценили, как борьба с парниковыми газами в Евросоюзе повлияла на затронутые ею европейские компании. Оказалось, она заставляет компании развиваться быстрее.

С 2005 года в странах Евросоюза работает Система торговли эмиссионными квотами (ETS) — в ее рамках каждое гсоударство согласует с Еврокомиссией свой максимум по выбросам парниковых газов и выпускает соответствующий объем разрешений (EUA) из расчета одно разрешение на тонну CO2, поясняет деловой портал РБК.  EUA — это своего рода ценная бумага. Приобрести ее предприятия могут на аукционах, потом отчитавшись перед национальным правительством  о ее использовании. Если компании  нужно больше EUA, она должна закупать их на открытом рынке, а если ей удается сэкономить EUA, можно продать не использованные.

Всего по состоянию на 2018 год к системе ETS подключено более 14 тыс. промышленных и энергетических предприятий из 31 страны (все члены Евросоюза плюс Исландия, Лихтенштейн и Норвегия), на которые приходится около 40% всех выбросов парниковых газов в ЕС.

В докладе «Совокупный эффект ETS на выбросы парниковых газов и экономические показатели» эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, объединяет 36 промышленно развитых стран) отмечают, что с момента введения системы не утихают споры о том, как она влияет на бизнес в ЕС.

Одни утверждают, что навязанная система подрывают конкурентоспособность европейских компаний и тормозят развитие и, к тому же, мотивируют предпринимателей организовать «утечку загрязнения» — т.е. перенести «грязное» производство в регионы  с менее развитым экологическим законодательством. Другие полагают, что все наоборот:  система подталкивает к поиску и внедрению «зеленых» инноваций, которые не снизят, а повысят конкурентоспособность европейского бизнеса.

Аналитики ОЭСР решили разобраться, кто из них прав.

Неожиданные выводы

Для этого они сопоставили информацию из официальной базы данных системы торговли квотами с финансовой информацией о компаниях из базы данных Orbis. Далее они идентифицировали 8,2 тыс. компаний, которым принадлежат почти 14 тыс. предприятий — участников ETS (99% системы).

Также аналитики ОЭСР сформировали контрольную группу компаний, которые по размерам, отраслям, стране регистрации и прочим показателям похожи на компании — участников ETS. Это нужно для того, чтобы понять, как развивались бы эти компании, если бы их предприятия не присоединились к системе, объясняет РБК.

Компании, входящие не входящие в систему торговли ETS, до и после ее запуска, сравнивались по показателям выручки, прибыли, по числу сотрудников и стоимости основных средств (недвижимость, оргтехника, станки и прочие активы, необходимые для работы бизнеса). С 2002 года до введения ETS в 2005 году все четыре графика у компаний из обеих групп шли параллельно, но затем предприятия — участники системы борьбы с выбросами стали показывать заметно более крепкие показатели.

В частности, с 2005 по 2014 год выручка компаний, чьи предприятия входят в ETS, выросла в среднем на 16% по сравнению с тем, какой она была бы, если бы они не подключились к программе.

Стоимость их основных средств за это же время стала в среднем на 8% больше, чем могла бы быть без ETS, подчитали аналитики ОЭСР. Влияние «зеленого» регулирования на прибыль и занятость оказалась незначительной. Но все же число работников у участников схемы торговли квотами выросло на 2,3% по сравнению с предприятиями за пределами этой системы, а прибыль — в среднем на €283 тыс. за весь рассматриваемый период.

Как утверждают в ОЭСР, эти довольно неожиданные выводы аналитики перепроверяли, применяя к обеим группам  разные другие параметры, изменяя критерии точности подбора компаний по финансовым показателям в системе Orbis и пр. И всякий раз результаты оказывались близки к изначальным.

В итоге специалисты ОЭСР пришли к выводу, что участие предприятия в правительственной экологической программе сокращения выбросов CO2 не только не подрывает бизнес, но крайне положительно сказывается на его выручке и стоимости активов и, в меньшей степени, на рентабельности.

Нужны ли льготы

Также в ОЭСР решили посмотреть, что происходит в отраслях, где риск перевода производств в другие страны и сокращение рабочих мест в Европе особенно высок (эти отрасли определает Еврокомиссия, позволяя соответствующим компаниям покупать квоты без аукциона).

Оказалось, что у среднестатистической компании, которая принадлежит к высокорисковой отрасли, но не участвует в системе ETS и не получает льготных разрешений, с 2005 года выручка упала на 7%, стоимость основных средств потеряла 17%, а количество рабочих мест сократилось на 13%. Напротив, пользующаяся льготами компания из одной из таких отраслей в среднем увеличила прибыль на 22%, стоимость основных средств — на 18%, а число сотрудников — на 15%.

«Это говорит о том, что секторы экономики, где высок риск «утечки загрязнения» в другие страны, действительно работают в условиях повышенной конкуренции и переживают не лучшие времена», — цитирует РБК авторов исследования.